Вход в аккаунт

Случайная картинка

Сильный человек - это не тот, у кого всё плохо, а тот, у кого всё хорошо, несмотря ни на что

Опрос

Сколько людей ты отрезвил(а)? :

Новое на сайте

Новые комментарии

Неизвестный автограф Л.Н.Толстого

Предлагаем вниманию читателей возвращенные на родину черновой и окончательный варианты рукописи одного из воззваний Льва Толстого. Этот уникальный автограф был передан Советскому фонду культуры в 1988 году Эдуардом Мордуховичем, проживающим в ФРГ.
«Невоздержание в вине – самое опасное, потому что убивает совесть» {Л. Н. Толстой. Праздник просвещения 12-го янва­ря. Полн. собр. соч., т. 26, с. 449.}, – считал Лев Толстой и призывал всех разумных людей объединиться для борьбы с этим «страшным злом». По его инициативе в декабре 1887 года было создано первое общество трезвости в России «Согласие против пьянства». Задачи этого общества Толстой сформулировал позднее в статье «Пора опомниться!»: «…Если сцепились рука с рукой люди пьющие и торгующие вином и наступают на других людей и хотят споить весь мир, то пора и людям разумным понять, что и им надо схватиться рука с рукой и бороться со злом, чтобы их и их детей не споили заблудшие люди. Пора опомниться!» {Л. Н. Толстой. «Пора опомниться!» Полн. собр. соч., т. 26, с. 445.} За короткий период Толстым был написан целый ряд статей против пьянства. Издательство «Посредник» по его инициативе стало печатать серию «Борьба с пьянством (алкоголизмом)». В ней публиковались статьи врачей и статистические данные о пьянстве, просветительная литература и беллетристика. В ней же были напечатаны и такие произведения Л. Н. Толстого, как сказка «Как чертенок краюшку выкупал», комедии «Первый винокур» и «От ней все качества». Для вступающих в «Согласие против пьянства» Толстой написал специальный листок – воззвание. Текст потом был переписан близкими Толстому людьми, и эти листки были разосланы в разные концы страны. Вскоре отовсюду стали поступать письма (иногда с целыми списками) желающих вступить в «Согласие». В отделе рукописей Государственного музея Л. Н. Толстого в Москве хранятся два таких воззвания, написанных рукой старшей дочери писателя – Татьяны Львовны Сухотиной. Одно входит в состав толстой общей тетради. Первая подпись под воззванием Льва Николаевича Толстого, а затем следуют подписи его близких и друзей. Всего в тетради 744 подписи, большинство из них собственноручные, часть фамилий вписана членами семьи Толстого. Рукой Льва Николаевича вписаны: путешественник Николай Николаевич Миклухо-Маклай, гимназист Веревкин, Николай Николаевич Ге-младший, яснополянский крестьянин Игнат Севастьянович Макаров. Позднее из общества выбыло 20 человек, и их фамилии были вычеркнуты. Среди выбывших: художник И. Е. Репин, сыновья Толстого: Андрей (10 лет), Миша (7 лет), Лев (21 год). Из 724 оставшихся членов общества – 165 женщин и 559 мужчин в возрасте от 5 до 80 лет. По этой тетради воззвание Толстого со всеми подписями было опубликовано в 1911 году в «Толстовском ежегоднике» {Толстовский ежегодник 1911 г. «Известия Общества Толстовского музея», NoNo 3-4-5, с. 6-22.}. В девяностотомном собрании сочинений Л. Н. Толстого воззвание (без подписей) опубликовано по другому автографу Т. Л. Сухотиной, который имеет небольшие разночтения с первым {Л. Н. Толстой. Согласие против пьянства. Полн. собр. соч., т. 90, с. 132.}. Исследователям до сих пор было неизвестно: писала ли Татьяна Львовна эти воззвания под диктовку отца или был еще и автограф самого писателя? Разгадка пришла неожиданно. В 1988 году в канун стошестидесятилетия со дня рождения Толстого Советский фонд культуры вручил Государственному музею Л. Н. Толстого бесценный дар – автограф писателя. Лист почтового формата с обеих сторон густо исписан характерным почерком Льва Толстого. Обе страницы одинаково озаглавлены: «Согласие против пьянства». Никаких сомнений нет: перед нами оригинал толстовского воззвания, а на обороте листа – его черновой вариант, с многочисленной правкой автора. Теперь биографы Льва Толстого имеют возможность проследить все этапы работы писателя над этим небольшим, но очень важным документом. Толстого очень волновало, что «заразная болезнь захватывает все больше и больше людей: пьют уже женщины, девушки, дети. И взрослые не только не мешают этому отравлению, но, сами пьяные, поощряют их» {Л. Н. Толстой. «Пора опомниться!» Полн. собр. соч., т. 26, с. 443.}. Поэтому в воззвании он особенно выделяет необходимость привлекать к согласию «детей, не зараженных еще соблазном». «Освобождение от этого страшного зла будет эпохой в жизни человечества» {Л. Н. Толстой. «Для чего люди одурманиваются?» Полн. собр. соч., т. 27, с. 285.}, – предсказывал Толстой около ста лет назад. Верой в это проникнуто и воззвание «Согласие против пьянства», непреходящее значение которого очевидно в наши дни в особенности.
Н. А. КАЛИНИНА

СОГЛАСИЕ ПРОТИВ ПЬЯНСТВА {*}

{* Черновой вариант. Создан в декабре 1887 года.}
Мы 1) порешили сами никогда не пить ничего пьяного: ни водки, ни вина, ни пива, ни меду, 2) не [угащивать] {В квадратных скобках – вычеркнутое Л. Н. Толстым; в угловых скобках – пропущенные им в именах собственных буквы.} покупать и не держать у себя ничего пьяного и не угащивать пьяным других [ничем пьяным] и обещаемся в этом, [3) при всяком случае говорить писать] и потому толковать писать печатать перед людьми о вреде пьянства и [в особенности внушать] привлекать их к нашему согласию, особенно детей, не зараженных еще соблазном.
[4)] Просим всех тех, кто [поступит в наше согласие] решится на то же самое заводить себе такой же лист и вписывать в него своих новых братьев и сообщать нам свои листы.
Просим еще всех тех из братьев вступивших в согласие, но почему либо изменивших своему намерению [не пить или не держать пьяного и не угащивать] по рассуждению или по слабости извещать нас о выходе из согласия.
Первые записавшиеся братья: Лев Толстой, Михаил Крюков, Марья Толстая.
Адрес для извещения: Москва, Хамовники, 15, Л. Н. Толстому
СОГЛАСИЕ ПРОТИВ ПЬЯНСТВА {*}

{* Окончательный вариант. Создан в декабре 1887 года.}
Ужасаясь перед тем страшным злом и грехом, которое происходит от пьянства, мы, нижеподписавшиеся, порешили: во-первых, [сами] для себя никогда ничего самим не пить пьяного – ни водки, ни вина, ни пива, ни меда, – и не покупать [и не делать и не держать у себя ничего пьяного] и не угащивать ничем пьяным других людей; во-вторых, по мере сил внушать другим людям, и особенно детям, о вреде пьянства и о преимуществах трезвой жизни и привлекать [брат] людей в наше согласие.
Просим всех согласных с нами заводить себе такой же лист и вписывать в него новых братьев и сестер и сообщать нам.
Братьев и сестер, изменивших своему согласию и начавших опять пить, просим сообщать нам.
Первые записавшиеся братья – Л. Т., Михаил Крюков, Мария Толста>, Вера Толстая, Михаил Толстой. Москва Хамовники, 15

5
Средняя: 5 (8 votes)
Ваша оценка: Ничего
Комментарии
Изображение пользователя Соратник

Л.Н. Толстой

Да, Лев Николаевич молодец. Последнее время я очень удивляюсь, как у большого числа людей пропадает чувство самосохранения и они начинают пить и курить, при том, что знают о вреде. Считаю, это разновидность психической болезни - помесь шизофрении и стадного инстинкта. Вроде бы умные люди, а ведут себя как дегенараты, со временем ими и становятся правда во всех смыслов, наркотики способствуют не только физической деградации, но и умственной. Это я вижу по многим знакомым. Стоит отметить и грамотную политику производителей ядов по рекламе. К сожалению, человеческое общество самостоятельно не может саморегулироваться и защищать себя от уничтожения изнутри. Поэтому нужно государство с запретами: повышение цен в десятки раз и сокращение точек продаж в сотни раз, а потом полный запрет, иначе постоянно сокращающее настроение не сможет конторолировать территорию и России банально не будет. Этого бы не хотелось, но пока тенденции ещё такие, хотя по алкоголю сокращается потребление, но по табакоду и др. наркотикам растёт. Во так вот люди уничтожают себя за свои же деньги. Разума нет даже у вроде бы не обделённых умственными способностями людей, весьма обидно.

Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и человеческая глупость. Хотя насчет первой я не уверен (Альберт Эйнштейн).